Банк России одолжил 160 млрд рублей
08.01.2019

Центробанк загасил нехватку рублевой ликвидности.


Депутаты поддержали ужесточение цензуры в интернете
04.01.2019

Комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции проголосовал за.


Руслан Ростовцев засветился в молдавском ландромате
30.12.2018

Молдавский ландромат – так называется знамений транзит по незаконному вывозу капиталов из России за рубеж. Об этой схеме СМИ много писали, а недавно появилась информация об активном задействовании в ландромате угольного магната, бывшего чиновника департамента Москвы Руслана Ростовцева.


И снова о больших победах
29.12.2018

Российская экономика поставила в уходящем году десять рекордов. Пусть либеральные экономисты говорят о трудностях и провалах, зато РИА Новости брызжет позитивом.


ВКонтакте рассказала о самых популярных темах
28.12.2018

Их чаще всего обсуждали в публичных записях и комментариях с января по декабрь 2018 года.


С Восточного проведут последний в 2018 году космический пуск
28.12.2018

Будет запущена ракета-носитель "Союз-2.1а".


Промсвязьбанк сбросил Грин Мама с поезда
28.12.2018

10 декабря Савеловский суд Москвы вынес положительное решение по иску «Промсвязьбанка» к Ирине и Олегу Насобиным, основателям косметической марки "Грин Мама" (Green Mama).


Путин 27 декабря на Госсовете подведет итоги Года волонтера
27.12.2018

Президент России Владимир Путин примет участие в заседании госсовета.


Дело союзного государства сдвинулось с мертвой точки
27.12.2018

Рабочая группа должна будет выработать дорожную карту.


Путин назвал приоритетную задачу правительства на пять лет
26.12.2018

Это реализация национальных проектов.


Стоимость нефти Brent упала
26.12.2018

Так низко она не котировалась с сентября 2017 года. 


Готовились к «войне» как могли
25.12.2018

Клинцевич прокомментировал дебош ВСУ на границе с Крымом.


«Останкино» подал иски к «Первому каналу» на 164 млн руб.
25.12.2018

ФГУП через суд требует вернуть накопленные долги. 


Рубль в 2018 году потерял почти 20% стоимости
24.12.2018

Это произошло из-за ввода западных санкций и угрозы новых.


Прошла пресс-конференция Путина
24.12.2018

Она состоялась в московском Центре международной торговли.


Россияне скучают по СССР
21.12.2018

Число россиян, сожалеющих о распаде СССР, достигло максимума за последние 10 лет.


От хрущевок к smart city

20.12.2018

Ректор НИУ МГСУ Андрей Анатольевич Волков обосновал необходимость перехода в России к концепции smart city.

Сегодня как никогда актуальна тема градостроительства и городской среды. Все больше людей обращают внимание на качество среды, в которой они живут, на ее  комфорт и безопасность. На смену эре хаотичной точечной застройки приходит эра smart city. Но что закладывается в это понимание, и возможно ли создание такого города в ближайшем будущем?

Для начала надо дать небольшое определение понятию smart city. Сегодня в строительную отрасль входят сложные киберфизические и конвергентные системы, нанотехнологии, бионика, аддитивные технологии, комплексные подходы к формированию проектов и социальные технологии. Последние появились не так давно, но помогают понять, как обществом принимаются те или иные объекты. Таким образом, получается целый ряд компетенций, которые учат нас воспринимать объект целиком на протяжении всего его жизненного цикла. Получается, что город в целом, и строительство, в частности, концентрирует в себе множество новых высокотехнологичных направлений прогресса. Однако ни одно из них по отдельности не может служить некой синергетической составляющей, объединяющей в себе все остальное. Тогда что такое smart city? Получается, это конвергентный, социокиберфизический комплекс, оптимально адаптивный к собственному пространству и состоянию. Это город, требующий комплексного подхода к планированию и строительству, чтобы быть комфортным для человека и общества. Но проблема в том, что на уровне такого подхода сегодня мало кто работает.

Взять, например, ситуацию в нашей столице. До недавних пор теме урбанистики и городской среды даже в Москве уделялось мало внимания. Государство практически не присутствовало в этой сфере, вмешиваясь только в случаях вопиющего нарушения законодательства по отношению к дольщикам либо назначению территорий. В связи с этим, столичные застройщики вели себя довольно свободно: возводили «человейники» без инфраструктуры и социальной составляющей, застраивали природоохранные зоны, сносили памятники архитектуры. Качество готового продукта при этом, как правило, оставляло желать лучшего. Строили с применением самых дешевых материалов и технологий, не задумываясь о перспективе эксплуатации и экологическом факторе.

Во главе угла стояла маржинальность проектов, попытки снизить которую путем дополнительной нагрузки встречали резкое сопротивление. В последние годы ситуация стала потихоньку меняться. Продолжать возводить «спальники» на окраинах по образцу 80-х и 90-х годов было невозможно. Стало понятно, что это не только убивает комфорт и безопасность жителей, но и душит сам город бесконечной миграцией в центр за работой и развлечениями. Изучив западные тенденции, государство пришло к понимаю ошибок отрасли, решило вмешаться и начать внедрение современных концепций урбанистики. Для этого были привлечены разные институты развития (например, Минстрой, Фонд инфраструктурных и образовательных программ, КБ «Стрелка» и т.д.) и приняты определенные меры для стимулирования отечественных урбанистов и девелоперов. Процесс начался недавно, и многое предстоит еще пройти, несмотря на огромные усилия того же Фонда инфраструктурных и образовательных программ, например. Что же нужно сделать, чтобы его ускорить?

Прежде всего, начать с внедрения в работу каждого застройщика необходимости выстраивания сквозной целевой функции на всех этапах жизненного цикла проекта. Такой подход определяет более широкое понятие ответственности строителей, выходя за рамки функции простого созидания. Но любой этап с приставкой «умный» не может возникнуть сам по себе. Для этого надо не только принять определенные решения, но и сделать это в самом начале проекта, т.е. еще на этапе планирования. И это самое сложное, поскольку принцип «подешевле построить, подороже продать и не нести ответственность за эксплуатацию» все еще жив в отечественных девелоперских умах.

В итоге эксплуатирующая компания получает на выходе готовый проект и уже сама пытается как-то интегрировать его в окружающую городскую среду. Поэтому, чтобы мотивация застройщиков была основана не только на энтузиазме, а существующие сегодня инновации были востребованы, понятны и применимы, нужно внести изменения в нормативно-правовую базу. Банально ввести ограничения на строительство муравейников без инфраструктуры, обязать вести работу в соответствии с экологическими нормами, внедрять современные технологии и датчики в дома, применять современные материалы, т.е. сделать шаг навстречу экологичным энергоэффективным проектам. Также внести новые нормативы по энергоэффективности и обязать застройщиков их соблюдать, чтобы показатели соблюдались не только на бумаге, но и после постройки здания. Нет соответствия дома показателям энергоэффективности – нет разрешительной документации на строительство. Это кажется суровым, но только такой подход может заставить девелоперов соблюдать нормативы и простимулировать их к внедрению новых материалов и технологий.

Для сравнения, в Германии удельный расход тепловой энергии на отопление обычных жилых домов должен составлять от 30 до 70 кВт*ч/(м2год). В России же СНИПом 23-02-2007 на схожие конструкции определен уровень от 95 до 195 кВт*ч/(м2год), а фактический расход энергии старыми зданиями в разы выше. И до того момента, пока не введут новые нормативы и не заставят их соблюдать, девелоперы будут продолжать жить и строить по-старому.

Следующий момент – это создание понятных и прозрачных правил игры. Сегодня активно обсуждаются поправки в 214-ФЗ о введении эскроу-счетов и контроля за выдачей разрешительной документации. Поправки эти сырые и требуют дальнейшей доработки, поскольку ни банковская отрасль, ни строительная не понимают до конца механизма функционирования в новых условиях. Возникает большое количество нюансов, которые могут привести как к коллапсу рынка недвижимости, в целом, и застройщиков, в частности, так и к появлению серых схем работы. Застройщик может быть и рад внедрить инновации в свой проект, вложившись в них на этапе проектирования.

Но, зная, что средний срок их возврата – пять лет, он не решается их вкладывать, ведь непонятно, будет ли он через пять лет работать. Если ему гарантировать определенные условия труда, а также стимулировать четкой нормативно-правовой базой, то через несколько лет мы можем увидеть качественно новый уровень городской среды и ее объектов.

Еще один аспект на пути к smart city – это кадры. Мы можем простимулировать застройщика к перспективному планированию, можем создать ему все условия для внедрения инноваций, но что, если их некому будет внедрять? То есть, у него банально не будет специалистов, понимающих, что значит «умный» город и как с этим работать? Поэтому одна из немаловажных задач государственного федерального уровня – подготовка и выпуск компетентных специалистов. Заинтересованы в них должны быть не только частные компании, которые потом возьмут их на работу, но и государство, которое должно внедрять новые форматы и программы обучения, соответствующие вызовам времени.

Автор: Рифат Салимов